Доброжелатель Мика Юмено
Миледи, вы сегодня так восхитительно... мертвы! - на уплюще очень понравилась наша история, где мелькнула Миледи и упомянулся Атос) Так что я решила взяться за перо и набросать кое-что из истории об этих двоих))
К тому же, после шикарного арта Dark wise wizard было просто невозможно не закончить хотя бы одну короткую историю)
Так что...
Название - Миледи, вы сегодня так восхитительно... мертвы!
Фандом - (даже не знаю, что сюда писать, так как всё очень смешано, но, я так понимаю, наша история)
Персонажи - Миледи, Атос
Жанр - юмор, АУ(относительно "Трех мушкетеров"), Фэнтези, а остальными жанрами - потом посмотрим)
Рейтинг - PG-13
Предупреждение - смерть основного героя (но не бойтесь этого)
Размер - драббл
Статус - думаю, писать ли следующую часть?)
Аннотация:
Миледи по поручению кардинала едет в южные провинции, чтобы встретиться с одним из главных мятежников королевства - графом де Ла Фером. Ей нужно убедить его повременить с восстаниями и прочей подрывной деятельностью... но, разумеется, всё идет не совсем по плану.
Посвящение:
Всем тем, кто участвовал в Хеллоуинской игре и написании истории, а также самому сообществу "Уголок уютного уплюща")) Спасибо за теплую атмосферу и хорошее настроение) Особая благодарность Dark wise wizard за вдохновение и поддержку)) (^0^)

Миледи не любила южные провинции их королевства: жарко, душно и все время зовут какие-нибудь приключения. Другое дело – север! Холод, мороз – и единственное желание, которое возникает у здешних жителей, так это скорее развести огонь в камине.
Увы, но миссии выбирала себе она не сама, а господин кардинал ясно дал понять: «Дорогая Миледи, не дает мне покоя наша южная аристократия. Вечно её тянет в какие-то авантюры: то помогают королеве в антигосударственной деятельности, то мятежи поднимают, то иностранных шпионов до границы провожают – непорядок, милочка, непорядок…».
И вручил ей письмо к местному активисту и идеалисту – графу де Ла Феру, также известному как Атос. Один из лучших фехтовальщиков королевских мушкетеров, настоящий аристократ, рыцарь и пр. и пр. К слову, ярый противник темной магии.
«А значит, и господина Ришелье,» - Миледи хмыкнула: какие же мушкетеры консерваторы и моралисты… совсем не понимали гений кардинала и не видели, что престиж их королевства, а главное – его сила значительно возросла благодаря именно этому «темному магу». Нечисть перестала бесчинствовать в столице и ближайших окрестностях, более того, кое-кто из этой братии встал на службу королевству (в частности – стал работать на кардинала).
Но всех не устраивало, что мсье Арман вместо светлой мантии белого мага-целителя носил красную сутану.
«Ладно, не будем отвлекаться на такие мелочи сейчас,» - и женщина развернула досье на графа де Ла Фера и углубилась в чтение: если она хотела убедить его хотя бы приостановить свою повстанческую деятельность, то это будет уже победой. Все-таки, намечалась война, а воевать лучше на один фронт, а не на два, тем более, когда один из них – внутри страны.
Карета подъехала к ухоженному светлому замку с большим парком, повсюду цвели лилии и Миледи почувствовала приступ ностальгии: ах, когда-то в юности она мечтала о таких обширных клумбах с этими изящными цветами, но, увы…
- Апчхи! – женщина едва успела прикрыть нос платком: проклятая аллергия портила все её планы. Даже во двор она вышла, покачиваясь и шмыгая носом. Совсем не такое впечатление она должна производить на оппозицию. Тем более – на мужчину!
Правда, судя по суровому лицу Атоса, его бы не впечатлило даже её падение прямо с неба. Он даже смотрел на неё как на противника. А это больной удар по самолюбию любой женщины, но Миледи решила, что она слишком профессионал, чтобы обижаться на такую ерунду.
«Но я это запомню, и вам потом припомню, граф,» - решила она про себя и успокоилась. Даже смогла улыбнуться.
- Ваше сиятельство, мне льстит, что вы соизволили встретить меня лично, - граф де Ла Фер лишь слегка поморщился, но не стал грубить.
- Хозяин дома обязан встречать своих гостей, - хотя между строчек и читалось: «кем бы они ни были, даже посланниками богомерзкого темного мага». Это даже развеселило женщину: когда ещё она встретит человека, который старается в её присутствии даже зубами не скрипеть. Из вежливости.
«Боже, какая прелесть!» - и последовала за графом в дом.
Они прошли в небольшую гостиную, где уже стояло вино и закуски – и Миледи почти прослезилась, когда увидела это: бедный Атос! Что с человеком делают принципы! – и присели за обеденный стол.
Надо отметить, что он был небольшим, да и сама комната не относилась к парадным покоям. Видимо, здесь обычно граф де Ла Фер и принимал всех своих посетителей.
- Итак, как мне обращаться к вам? – спросил мужчина, не переставая хмуриться.
- Называйте меня Миледи, - она улыбнулась, когда увидела, что морщинка на лбу графа стала отчетливее.
- Это не имя.
- Надо же, вы первый, кто это заметил, - женщина рассмеялась. – Обычно всех устраивает то обращение, которое я им предлагаю.
- Тем не менее, даже у агентов кардинала есть имена. Или хотя бы титулы.
- Ценю вашу попытку найти удовлетворительный выход из этой ситуации, но, к сожалению, могу лишь повторить свои слова: обращайтесь ко мне Миледи.
Атос помрачнел, и женщина подумала, что, наверное, слишком строго обходится с этим человеком. В конце концов, всем приятно знать имя своего собеседника… но Миледи одернула себя. Понимание пониманием, но она на работе.
- Приношу свои извинения, - он поднялся на ноги и склонил голову. Женщине стало как-то неудобно: не ожидала она от графа де Ла Фера такой… сентиментальности?
- Что вы, дорогой граф!.. – ей хотелось сказать много чего на тему глупой конспирации и полсотни правил, но ничего из всего этого она так и не успела произнести: её голова сорвалась с положенного места и покатилась по полу.
Наверное, все-таки стоило обратить внимание на то, что на поясе у графа вместо шпаги был меч, а их перестали носить ещё века два назад.
- Простите, Миледи, но такова воля Всевышнего, - сказал Атос убирая меч в ножны, а потом приказал слугам спустить тело в приготовленную заранее яму.
- Господин, а что на надгробии написать? – спросил могильщик, которого граф специально пригласил по такому случаю.
Господин де Тревиль, конечно, посчитал бы это глупостью: какой человек обустраивает могилу тому человеку, которого сам же и убил? Но граф де Ла Фер и так уже перешагнул через несколько своих принципов, чтобы сдержать слово, данное капитану – убить прибывшего агента Ришелье. Пускай это и гость, и вообще женщина.
- Напишите «Миледи», - со вздохом ответил Атос и удалился в небольшую часовню. Ему было о чем помолиться и подумать. Да и должен же кто-то помянуть добрым словом особу, поступившую на службу к темному магу?
Через несколько часов снова стало тихо, только свежий холмик земли да гранитная плита были следами свершившегося преступления.
***
Было темно и сыро. И холодно. А ещё сильно болела шея. Наверное, это с дороги – все-таки добираться пришлось очень долго. Жаль только, что закутаться было не во что. Только хотелось провалиться глубже в сон и ни о чем не думать…
- Миледи, - голос доносился как издалека, и какое-то время женщина не обращала на него внимания. Да и зачем? Наверняка же ей скажут снова куда-то собираться и ехать! – Миледи, не глупите! В ваших же интересах прислушаться ко мне.
Нотки показались знакомыми, и Миледи приоткрыла глаза, чтобы рассмотреть говорившего: и чуть не подскочила на месте.
- Ваше Высокопреосвященство! – женщина лишь чудом не начала икать, но сон как рукой сняло. Она бы даже присела в глубоком реверансе, если бы смогла. – Прошу прощения, я, кажется, сильно вымоталась по дороге и…
Мужчина приподнял руку, призывая к молчанию.
- Моя дорогая, я бы сильно удивился, если бы вы не вымотались после отсечения собственной головы. Вы же вполне себе живой человек, чтобы не игнорировать подобную процедуру.
Миледи порадовалась, что не может осесть на пол от шока. Хотя ей и очень хотелось провести рукой по шее, чтобы убедиться, что дорогое начальство просто шутит. Вот только такие розыгрыши не были в стиле господина Ришелье.
- Значит, я мертва? – в голове совершенно не укладывалось: она же вот сидит… или лежит… или висит где-то и размышляет.
- Технически, да, - кивнул кардинал. – Тем не менее, мне бы не хотелось терять такого хорошего агента как вы после такой глупой промашки.
- То есть, вы меня оживите?
- Тут вернее сказать, что я вас подниму.
Несмотря на новость о своей смерти, сейчас Миледи стало несколько… некомфортно.
- Значит, я стану нежитью?
- Технически, да, - снова кивок. – Практически, вы восстанете в качестве некроманта. У вас и при жизни были неплохие магические задатки, а уж теперь, когда вы не будете ограничены «смертным» рубежом… у вас появится много времени для их развития. Да и господину Атосу нужно сказать, что умерщвление моих агентов – не самая блестящая идея.
Напоминание о графе де Ла Фере произвело на женщину воистину волшебный эффект: глаза загорелись, а руки зачесались прямо сейчас надрать мужчине уши за такое обращение с дамой. Тем более, если она не назвала своего имени. Тем более, если она – вполне себе привлекательная особа с перспективной карьерой.
«И вообще, у нас не такие отношения, чтобы он имел хоть какое-то моральное право меня убить!»
- Так что скажите, Миледи?
- Поднимайте! – и тут её швырнуло наверх, и агент кардинала почувствовала, что на неё сверху давит ещё взрыхленная земля, и она не может сделать даже одного вдоха. Миледи запаниковала: не хватало ей сразу после воскрешения умереть от удушья! Вряд ли господин Ришелье оценит такое быстро возвращение в мир мертвых.
Но когда испуг схлынул, до женщины дошло: она, черт возьми, теперь нежить! Как бы гордо ни звучало слово «некромант», но общей сути это не меняло – она оживленец, а им дышать не нужно. Миледи бы хлопнула себя по лбу, но пока это было неосуществимо. Да и копошащиеся черви и кроты тоже не вдохновляли.
«Мерзость, мерзость, мерзость!» - билось в голове, пока женщина из всех сил старалась выкопаться наружу. Повезло, что земля была рыхлой – чувствуется, что зарыли совсем недавно, - да и закопали её хоть и глубоко, но не на так, как обычно это делают с гробом.
В конце концов, Миледи почувствовала, что земля под рукой уже почти не сопротивляется и последним рывком метнулась наверх. Женщина почувствовала прохладный ветерок и густой аромат лилий. Новоявленный некромант уже приготовилась к свербящему ощущению в носу и воспаленным глазам… но проходило одно мгновение, другое – и ничего не происходило.
«Что ж, хоть что-то приятное в немертвом состоянии…» - вздохнула по привычке Миледи, а потом выбралась на более твердую поверхность и полюбовалась на вечернее небо. Оно полыхало всеми оттенками красного и рыжего, и на этом фоне небольшая часовня на окраине замкового парка смотрелась осколком черного стекла.
К слову, в узком окне подрагивали огоньки, а значит, там кто-то находился. И замаливал свои грехи.
«Уж не граф де Ла Фер?» - женщина худо-бедно отряхнула одежду от комьев земли и потерла лицо – увы, чище от этого она не стала. Ущемленная гордость взвилась в душе не хуже потревоженной змеи – да как она, дама, может в таком виде заявиться на глаза мужчине, пускай и убившему её?
Закусив губу – и тут же сплюнув из-за земли на языке, - Миледи направилась в сторону часовни, чтобы лично заглянуть в глаза господину Атосу.
***
Благородный Атос стоял коленопреклоненный перед алтарем часовни и молился за упокой души Миледи, чье имя, увы, оставалось для раба божьего тайной. Заодно мужчина каялся в том, что нарушил свой долг хозяина и вообще поднял руку на женщину.
Граф понимал, что, рано или поздно, кардинал поймет, что случилось, и тогда де Ла Феру несдобровать. Маг обходился со своими противниками весьма просто и конкретно, а Атос был господину Ришелье на один зуб, если не меньше. Де Тревиль предупреждал, что устранение агента должно произойти как можно секретнее. И с меньшим количеством улик.
Но как он, Атос, мог поступить иначе?
«Если уж меня арестуют за убийство Миледи, то я не стану улепетывать как заяц или прятаться точно мышь! – решил про себя мужчина. – То, что я совершил, было во благо!»
И все-таки убивать женщину…
От гнетущих размышлений отвлек скрип двери, и граф подскочил на ноги. Он не ждал посетителей: все слуги были отпущены по своим делам, да и все они знали, что сейчас господина лучше не беспокоить.
«Кто? Ещё один человек кардинала?» - Атос положил руку на эфес – и замер.
На пороге стояла Миледи.
Её и без того светлые волосы поседели до белизны, а глаза загорелись мертвым зеленым светом, но взгляд мужчины приковал свежий, только-только затянувшийся шрам на шее.
«Нежить!» - он вытащил клинок и приготовился отражать атаки – все-таки, все немертвые твари обладали исключительно скверной привычкой атаковать всё живое на своем пути… но вместо попыток перегрызть горло, мужчину ожидал смех:
- Граф де Ла Фер! – почти пропела женщина. – Вам не говорили, что так встречать женщину – плохой тон?
Атос опешил:
- Миледи?
- Неужели за несколько часов я стала настолько неузнаваемой?
- Вы должны быть мертвы.
- К счастью, у Его Высокопреосвященства на этот счет другие планы.
«Ну, конечно же! Здесь определенно не обошлось без темной магии!» - и граф крепче сжал в руках меч: если уж кардинал с того света вытащил своего слугу, то вряд ли для простой увеселительной беседы. Где-то здесь подвох!
- Вы пришли отомстить? - другой причины просто не могло быть! И это было в духе Ришелье. Но даже Атос не ждал от темного мага такого изящного решения. Жертва убийцы становится палачом для преступника!
- Разумеется, - кивнула Миледи, - меня до глубины души оскорбляет ваш поступок. Вы напрочь проигнорировали мое очарование! А я ещё жалела вас, думала, как же вам живется с вашими принципами! А вы!
- Какое ещё к черту очарование?! – взгляд мужчины невольно цеплялся за комья земли на одежде и спутанные волосы: какие тут разговоры о красоте? Да и разве Миледи не должна злиться за свое убийство?
- Женское! – при этом женщина старалась отряхнуться и хоть как-то пригладить волосы. – Между прочим, мне несколько раз делали предложение руки и сердца! А все отказывалась, говорила: «Служба!»
Голова Атоса шла кругом, в его мыслях перепуталось всё, что только можно: кардинал, де Тревиль, Миледи, чьи-то оторванные руки и вырезанные сердца, с какого-то ляда лилии – он-то тут причем?
- Но вы же… Разве вы не должны переживать из-за своей смерти? – ухватился за эти слова, как за спасительную ниточку. – Не поймите неправильно, я понимаю, что вы… что вас оживили, то есть подняли в качестве нежити. И не думайте, что меня это не радует. Даже наоборот. Меньше всего мне хотелось убивать женщину…
- Но?
- Я дал слово господину де Тревилю, что остановлю агента кардинала.
Миледи провела рукой по шее и крякнула – её воспоминания о смерти были ещё слишком свежими, - но она и не испугалась. Удивительно крепкие нервы!
- Зачем же так радикально? У вас же нет личной причины, чтобы меня ненавидеть?
- Нет, сударыня, - вздохнул Атос, а потом нахмурился. – но вы занимаетесь богомерзким занятием.
- Это каким же? – она прищурилась.
- Вы служите темному магу.
- Это звучит так, будто я младенцев ем заживо.
- Темная магия – мерзость перед лицом Создателя! А вы помогаете Ришелье!
- Это для вас он «Ришелье», для меня он «Его Высокопреосвященство».
- Не переводите тему!
- Это вы спихиваете проблемы с больной головы на здоровую! – она тряхнула волосами, и посыпавшийся с головы сор женщина предпочла не заметить. И осторожно отмести ножкой в соседний угол. – Это не кардинал передает письма иностранным шпионам!
- Это любовные письма! – взвился Атос. – Послания влюбленной женщины человеку, которого она любит всем сердцем!
- Между прочим, эта женщина замужем за нашим королем. Так, к слову. А её «возлюбленный», - ехидно подметила Миледи, - не кто иной, как герцог Бекингем. Который спит и видит нашу страну на коленях перед своим королем.
- Политика здесь не причем!
Женщина вздохнула – по привычке, - и внимательно посмотрела на него.
- Дорогой граф де Ла Фер, признайтесь, вы – идеалист?
- Что? – Атос поначалу даже не понял смысла вопроса, а потом нахмурился. – Причем здесь это?
- Притом, что вы так наивны!.. А ведь старше меня. И ещё военный.
- Я верю в человеческое благородство.
- Но это не помешало вам отрубить мне голову.
- Я дал слово чести! – а потом, побелев сильнее прежнего, добавил. – И если понадобится, то я убью вас снова, хотя, видит Бог, я сделаю это против своего желания.
- Вообще-то, теперь это будет очень сложно сделать. Все-таки, я уже в некотором роде мертва.
- Даже если у меня на это уйдут годы, я все равно добьюсь своего!
- Звучит как предложение руки и сердца, - пошутила Миледи, а в голове у Атоса точно щелкнуло: раз уж он не может пока справиться с агентом Ришелье, да и ему ещё предстоит поискать способ убийства новоявленной нежити, то он должен следить в оба глаза за этой женщиной!
- Предложение, говорите? – мужчина подлетел к своей гостье и схватил её за плечи. – Отлично! Я делаю вам предложение! Будьте моей женой!
Миледи моргнула. Один раз. Другой. Потом помахала рукой перед глазами де Ла Фера. Но он лишь пристально смотрел на женщину, ожидая её ответа.
- Граф… скажите честно… вы на грудь принимали, пока каялись в моем убийстве?
- Я до неприличия трезв.
- Хорошо. Спрошу по-другому, как в вашу светлую голову пришла подобная идея? – агент кардинала хмыкнула. – Я же богомерзкая слуга темного мага. И будущий некромант к тому же.
Атос покраснел, побелел, а потом решительно произнес:
- Если я должен искупить свои грехи женитьбой на вас, то я приму такое наказание с достоинством.
- А я возьму – и откажусь. Что тогда делать будете? – с хитрой улыбкой поинтересовалась Миледи.
- Этот брак и в ваших интересах.
Женщина вскинула брови:
- Надо же, вот это новость, - а потом прищурилась. - С чего вы взяли?
- Вы же хотите отомстить?
Миледи кивнула.
- Что ж, тогда вы сможете мотать мне нервы по праву моей жены. И чувствовать себя совершенно безнаказанной.
- А вы, значит, на том же праве, будете пытаться меня убить?
Атос был честным человеком, и, окажись здесь господин де Тревиль, граф де Ла Фер выслушал бы многое насчет «житейской хитрости». Но, увы, мужчина был слишком честным.
- Не без этого, - и граф с напряжением стал следить за лицом женщины, пытаясь предугадать её решение.
Миледи задумчиво прикоснулась ладонью к подбородку и оглядела Атоса с ног до головы, словно прикидывая, стоит ли овчинка выделки. При этом женщина забавно прикусывала нижнюю губу, и если бы не обстоятельства их знакомства, граф де Ла Фер посчитал бы этот жест очень даже милым… если не смотреть на бледную кожу, фосфорические глаза и шрам на шее.
И когда мужчина оторвал взгляд от чужих губ, то он увидел ехидные глаза Миледи, которая разглядела на лице Атоса что-то такое, что её донельзя рассмешило. Мушкетер не любил выглядеть смешным и нахмурился, да и затяжное молчание его сильно нервировало.
- Ну, что скажите?
В ответ – пожимание плеч.
- Почему бы и нет? – женщина улыбнулась. – Кажется, это будет очень занятное соревнование, дорогой граф. Давайте постараемся в этом сражении, хорошо?
Она протянула ему ладонь для рукопожатия. Атос нахмурился – не должны леди так себя вести, - но все-таки пожал руку Миледи. Но стоило женщине ослабить хватку, как мужчина тут же перехватил её за пальцы и едва ощутимо поцеловал.
Если он хочет выиграть, то он не должен уступать. Даже в таких мелочах. К слову о…
- Теперь-то я могу узнать ваше имя?! – этот вопрос уже давно не давал мужчине покоя, и Миледи, как только его услышала, расхохоталась до слез, а потом ответила:
- Анна.

@темы: юмор, хулиганство, фанфики, Уголок уютного уплюща, Атос и Миледи